Св. Виленские мученики

Житие святых Виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия (†1347 г.)

Святые мученики Антоний, Иоанн и Евстафий Виленские, Литовские служили при дворе великого князя Литовского Ольгерда (Альгирдас).

Житейские расчеты подвигнули Ольгерда принять христианство для того, чтобы, женившись на православной Витебской княжне Марии Ярославне (†1346), расширить свои владения. Поначалу князь покровительствовал православной вере. Он разрешил духовнику Марии священнику Нестору проповедовать в языческой Литве Православие, позволил выстроить несколько храмов – два в Витебске и один в Вильнюсе во имя святой мученицы Параскевы.

Отец Нестор обратил несколько придворных литовцев-язычников в Православие. Среди них были два брата из местной знати – Нежило и Кумец, названные во Святом Крещении Антонием и Иоанном. После смерти супруги, Ольгерд, под давлением литовских языческих жрецов, имевших большое влияние на народ, отказался от христианства и вновь стал поклоняться идолам.

Святые Антоний и Иоанн продолжали соблюдать все христианские обычаи, в частности, не ели скоромной пищи в постные дни. Жрецам не трудно было обнаружить, что братья исповедуют Христову веру. Они стали требовать, чтобы великий князь Литовский наказал святых Антония и Иоанна. Ольгерд боялся, что если не накажет своих слуг, то может лишиться престола. Он стал уговаривать Антония и Иоанна отказаться от христианства или хотя бы внешне показать себя язычниками – принять в постный день мясную пищу.

Братья не изменили своей вере и отказались нарушить пред писания Церкви. Тогда раздраженный князь приказал бросить их в темницу. Целый год томились братья в неволе. Младший из братьев, святой Антоний, мужественно и терпеливо переносил страдания, а старший, Иоанн, не выдержал испытаний. Он стал ослабевать физически и духовно. Втайне от брата Иоанн объявил Ольгерду, что готов подчиниться его воле, лишь бы ему возвратили свободу.

Обрадованный отступничеством узника, князь освободил не только Иоанна, но и святого Антония, назначив их видными сановниками при дворе. Иоанн, хотя внешне и исполнял языческие обряды и обычаи, но в сердце своем оставался христианином. Святой Антоний же всем своим образом жизни открыто исповедовал Православие. Брата своего укорял за малодушие и трусость, призывал его покаяться и уговаривал, не страшась мучений, вновь открыто исповедовать Имя Христово.

Однажды к княжескому столу, куда были приглашены и святые братья, было подано мясное блюдо. Иоанн, хотя был постный день, из боязни мучений не решился отвергнуть скоромную пищу и ел ее вместе со всеми. Антоний же, открыто исповедуя себя христианином, отказался от мяса. Разгневанный князь вновь бросил святого Антония в темницу.

Отрекшийся брат остался на свободе, но с ним, как с предателем, перестали общаться не только христиане, но и язычники. Иоанн осознал свой тяжкий грех и стал со слезами каяться в своем малодушии. Он обратился к священнику Нестору с просьбой о ходатайстве за него перед братом, чтобы простил его грех и разрешил общение с ним. Святой Антоний ответил, что братские отношения у них могут быть только в том случае, если он открыто начнет исповедовать веру в Господа Иисуса Христа. Чтобы исполнить волю брата, Иоанн искал удобного случая объявить себя христианином.

Ольгерд

Как-то раз, прислуживая Ольгерду в бане, святой Иоанн возвестил ему о своем примирении с Церковью. Князь, вопреки ожиданиям, не разгневался на него, так как разговор происходил без свидетелей. Тогда святой Иоанн решил сообщить об этом всем. В удобное время, когда князя окружала многочисленная толпа придворных, святой Иоанн громко объявил себя христианином. Это привело Ольгерда и всех присутствующих в такую ярость, что они тут же стали жестоко избивать исповедника, после чего, по приказанию князя, он был ввержен в ту же темницу, в которой томился его брат святой Антоний.

С радостью встретились братья-мученики, прославляя Бога. В тот же день они сподобились причастия Святых Тайн у священника Нестора. Толпы людей приходили к темнице, чтобы увидеть бесстрашных исповедников. Сила проповедуемой ими истины, их непреклонная вера и твердость духа в тяжких условиях заточения настолько поражали народ, что многие принимали Святое Крещение. Языческие жрецы, видя это, чрезвычайно встревожились. Они стали требовать от Ольгерда, чтобы тот предал святых братьев смерти и таким образом пресек быстро распространявшуюся в народе веру во Христа.

Великий князь уступил требованию язычников, но сначала ре шил казнить одного святого Антония, надеясь, что святой Иоанн снова отречется от христианства. Всю ночь перед казнью провел святой Антоний в молитве, благодаря Бога за ниспосланный ему мученический венец и прося Его укрепить брата в ожидаемых им тяжких испытаниях. Он предвидел скорую кончину святого Иоанна и советовал ему не отступать от веры и безбоязненно переносить страдания.

Утром 14 апреля (27 апреля по новому стилю – Ред.) 1347 года оба святых мученика причастились Святых Тайн, затем святого Антония повели на казнь. Язычники повесили его на дубе.

Святой же Иоанн по-прежнему был тверд и непреклонен в христианской вере, по-прежнему продолжал проповедовать народу, стекавшемуся к темнице. Обозленные язычники зверски расправились с ним. 24 апреля 1347 года они сначала удавили его, затем мертвого повесили на том же дубе, как и предсказывал перед смертью святой Антоний. Тела святых мучеников были с честью погребены верующими христианами в храме во имя святителя Николая Чудотворца.

Мученическая смерть святых Антония и Иоанна принесла благодатный духовный плод. Родственник святых братьев Круглец, так же придворный князя Ольгерда, потрясенный стойкостью мучеников, принял Святое Крещение от священника Нестора с именем Евстафий. Он был молод, красив, выделялся мужеством и храбростью, но еще более умом и душевной добротой. После крещения Евстафий стал вести истинно христианский образ жизни, исполняя все уставы Православной Церкви.

Однажды великий князь, который очень любил своего молодого придворного, заметил, что тот отрастил себе волосы. На вопрос Ольгерда, не христианин ли он, Евстафий открыто исповедал себя христианином.

Такое признание привело князя в ярость. Желая отвратить исповедника от Христовой веры, он стал принуждать святого Евстафия съесть мясо. Это было в пятницу Рождественского поста. Святой мученик отказался. Тогда Ольгерд приказал бить юношу железными палками. Но святой Евстафий переносил эти мучения мужественно и молча, он только славословил и благодарил Бога за то, что Он удостоил его пострадать за Свое Святое Имя.

Ожесточенный князь приказал вывести обнаженного святого Евстафия на сильный мороз и лить в его уста ледяную воду. От этой пытки тело страдальца посинело от холода, временами останавливалось дыхание, но он и это мученье вынес с Божьей помощью. Ольгерд в бешенстве повелел раздробить ему кости ног от подошвы до колен, сорвать с головы вместе с кожей волосы, отрезать уши и нос. Так мучили святого три дня. Святой Евстафий утешал христиан, плакавших при виде его мучений: «Не плачьте обо мне, братия, что разрушается это земное жилище моей души, потому что вскоре я надеюсь получить для нее у Господа обитель нерукотворенную на Небесах».

Видя, что никакие мучения не могут заставить святого Евстафия отречься от христианства, Ольгерд осудил его на казнь. Святой мученик, не смотря на то, что его ноги были раздроблены, укрепляемый помощью Божией, шел на место казни так бодро, что мучители, ведшие его, едва успевали за ним, изумляясь явному чуду.

13 декабря 1347 года святой Евстафий был мучим и повешен на том же дубе, что и его родственники – святые Антоний и Иоанн. Его честное тело было оставлено на дереве близко от земли, чтобы его могли съесть хищные звери и птицы, но ни один зверь, ни одна птица не могли приблизиться к телу – облачный столп защищал его от хищников. Через три дня останки святого Евстафия были погребены в Никольском храме, рядом с телами святых братьев Антония и Иоанна.

На том месте, где раньше рос дуб, впоследствии был воздвигнут храм во Имя Пресвятой Троицы. Во время перенесения тел святых страстотерпцев в этот храм были обретены нетленными их мощи, от которых совершались чудеса и исцеления. По просьбе православных литовцев святитель Алексий, митрополит Московский († 378), обратился к Константинопольскому патриарху Филофею (1354-1355, 1362-1376) с тем, чтобы он благословил причислить мучеников к лику святых. О том, что патриарх очень скоро исполнил эту просьбу, говорит тот факт, что уже в 1364 году он прислал преподобному Сергию Радонежскому († l392) крест с мощами святых Антония, Иоанна и Евстафия.

Подвиг святых мучеников имел великое значение для всей Литвы. Сам князь Ольгерд не только возвратился к христианской вере, но в конце жизни принял иночество. Все его 12 сыновей были христианами. К концу XIV века половина жителей Вильны исповедовали Православие.

Впоследствии, на протяжении столетий, мощи святых срастотерпцев Антония Иоанна и Евстафия не только прославлялись чуде­сами, исходившими от них, но и претерпели много испытаний. Был период, когда мощи святых были сокрыты в склепе и хранились там более ста пятидесяти лет. В 1826 году они были вновь освидетельство­ваны православными архиереями и открыты для всех, желающих поклониться святым угодникам Божиим.

В 1915 году, при наступлении немцев, эти святыни, как самые драгоценные реликвии православия, были взяты в Москву. В памяти верующих Вильнюса и по сей день живут грустные воспоминания о прощании со святыми мучениками и радостные о торжественной встрече мощей святых Антония, Иоанна и Евстафия в 1946 году в Виленском Свято-Духовом монастыре. Дата их возвращения – 13 (26) июля – с тех пор ежегодно торжественно отмечается в этом монастыре.